Публикации

19.06.2016 22 мая 2016г. состоялся очередной воскресный семинар на тему «Особенности эмоционального выздоровления от со-зависимости». В ходе семинара я задумалась: а я выздоравливаю? Как это проявляется? Что мне помогает выздоравливать? Я являюсь членом сообщества Нар-Анон более года. Изменения в своём состоянии я ощутила после первого же посещения группы самопомощи Нар-Анон, только тогда я ещё не знала, что это-начало выздоровления. Тогда я вообще не знала, что моё состояние наука характеризует как заболевание «со-зависимость», которое лечится тяжелее, чем зависимость. Просто мне было очень плохо: сын попал в реабилитационный центр, нельзя сказать, что добровольно, меня терзали муки вины, угрызения совести, страхи, отчаяние, беспомощность, стыд….  После первого собрания группы самопомощи я почувствовала моральную поддержку, ко мне стало возвращаться чувство собственного достоинства. Я ощутила себя среди равных, среди доброжелательных, сочувствующих, замечательных людей. Началось изменяться моё отношение к себе самой, поэтому начал изменяться мир вокруг меня.
                  Выздоровление от со-зависимости предполагает восстановление душевного спокойствия, позитивного жизненного настроя. Это я тоже получила и получаю на группах самопомощи. Ощущение родственных душ, общности, сопричастности – это осветляет мою жизнь. Успешный опыт выздоровления других членов Нар-Анон вселяет оптимизм, даёт надежду, даёт энергию мне изменять себя. Если ослабла моя уверенность в успехе – на собрании группы самопомощи я снова наполняюсь живительной силой. Сейчас уже и мне есть чем поделиться с новичками. Я выздоравливаю.
                  Выздоровление от со-зависимости означает, что я не ставлю условием своей благополучной, успешной  жизни условие трезвости моего зависимого сына. Не его трезвость -  залог нормальной жизни, а моя способность управлять своей собственной жизнью. Главное, что я стала понимать, это то, что восприятие жизни начинается с моих собственных внутренних установок. Мысли, поведение, чувства – взаимосвязаны. Получая знания – меняю мысли, действую осмысленно - меняется моё поведение, меняю поведение – меняются мои чувства, появляется новое отношение к жизни. Теперь проблемы зависимости не так сильно, как раньше, оказывают влияние на меня, на мою жизнь, на моё душевное состояние. Я выздоравливаю.
                  Сравнивая себя с той, какой я была годом раньше, и сейчас, я вижу позитивные изменения. У сына зазвонил телефон, он закрылся в своей комнате – теперь я спокойно отношусь к этому, давая ему право жить своей жизнью, делать свой выбор и нести свою ответственность. Я спокойно занимаюсь своими делами.  
                  Я отучаюсь чрезмерно опекать своего 25-летнего сына, отучаюсь от «прилипания», как прозвучало на семинаре. Когда он уходит куда-нибудь, я уже не спрашиваю: «Всё взял? Ничего не забыл?» Я говорю ему: «С Богом! Хорошего дня!» Эти, казалось бы, мелочи дались мне не сразу и нелегко. Но я выздоравливаю.
                  Я отучилась «доставать» сына своими телефонными звонками: «Ты где? Когда придёшь?» Первое время приходилось стискивать зубы и терпеть, чтобы не позвонить, не нарушить его автономию, не обидеть недоверием. И когда количество его звонков мне было больше, я говорила  себе: « 1:0 в мою  пользу!» Сейчас я уже не считаю звонки, в этом уже нет необходимости. Я выздоравливаю.
                  Сын по вечерам что-то пишет в своём дневнике, его дневник лежит на виду, когда сына нет дома. Можете не верить, но у меня даже в мыслях нет желания заглянуть в его записи! У меня растёт чувство уважения к сыну,  чувство благодарности за его доверие мне, и я отвечаю ему тем же. Я выздоравливаю.
                  Сын раздражён,  громче, чем обычно хлопнул дверью, у него в комнате слышу непонятные возгласы….  У меня опять по сердцу резанула тревога… Но я же выздоравливаю! Сын имеет право и на плохое настроение, и на резкие эмоции, я понимаю, что и у него есть трудности в жизни, и я вижу, что он старается с ними справиться.  Сейчас я успокаиваюсь, я даже закрою дверь в свою комнату, чтобы дать сыну понять, что я уважаю его границы и имею свои, и займусь шитьём. А завтра выясняется, что дверь хлопнула из-за сквозняка, что возгласы были из телевизора, что невеселое лицо сына - он просто устал на работе…
                  Сын отказался пойти со мной 9 мая в Бессмертном полку.  Я почему-то не испытала, как раньше в похожих ситуациях, чувства обиды, горечи, разочарования, негодования… Я не почувствовала желания упрекнуть, осудить… Я приняла этот  выбор как факт, без оценки. Смирение с реальностью, взвешенное принятие того, что я не могу изменить другого человека, - вот признаки моего выздоровления. К этому я иду постепенно, каплю за каплей впитывая новое восприятие жизни, посещая регулярно собрания групп самопомощи Нар-Анон.
                  Раньше я считала своим долгом приложить все усилия для того, чтобы сын прекратил употребление. Сейчас я осознаю, что выздоравливать должен он сам, а я могу только помочь ему, по-своему. Я убеждаюсь, что посещение мною групп Нар-Анон - для сына является стимулом ходить на свои группы АН. Если он идет на утреннюю группу - то я готовлю завтрак, этим я выражаю сыну свою поддержку. В дни, когда я иду после работы на собрание группы самопомощи Н-А, - сын готовит ужин для нас. Мы объединены выздоровлением, но каждый выздоравливает отдельно, и в целом выздоравливает семья. Выздоровление, участие в выздоровлении всей семьи – это очень важно. Движущей силой для моего выздоровления до сих пор была жизненная необходимость: надо посещать, надо работать по программе, надо выздоравливать…. Но однажды я с удивлением обнаружила, что ощущаю себя в сообществе, среди членов Н-А не просто комфортно, а  с удовольствием!  Значит, я выздоравливаю.    

Анна

Возврат к списку