Публикации

22.03.2018 Мой самый актуальный шаг

На днях освободился из заключения мой зависимый сын. О его зависимости и о том, что у него возникли серьезные проблемы с законом, он сам сказал мне несколько лет назад. Эти известия обрушились на меня, как гром среди ясного неба. И начался другой этап в моей жизни. Страшный, как думала я тогда. Несущий очищение и выздоровление, как понимаю я теперь. Чуть позже мой любимый сын сообщил мне о существовании «Программы 12 Шагов», и я с удивлением услышала, что, как и он, я больна смертельной прогрессирующей болезнью – со-зависимостью. Тогда и начался мой духовный путь по Шагам: медленный, с незаметными, постепенными изменениями во мне и моей жизни. И главным изменением я считаю отказ от своеволия и эгоизма, ежедневный, ежечасный, пусть с откатами и срывами, но все-таки с удачами и победами. И, что самое главное, с препоручением моей воли и моей жизни Богу, как я Его понимаю. 

Понимание необходимости этого шага далось мне очень легко. Мне очень хотелось с облегчением сбросить со своих плеч тяжелую ношу вины за болезнь сына, ответственности за его жизнь, за то, как развиваются события. Но воплощать это в жизнь оказалось кропотливой, сложной задачей. Я часто не замечала того, как начинаю «рулить» ситуациями и людьми, контролировать их, осуждать чужих и многое- многое другое. Все это я решила отдать Богу. И, когда в тысячный раз я ловила себя на возвращении к старым моделям поведения, меня охватывало отчаяние. Мне тогда казалось, что я - неисправимая со-зависимая и мое здравомыслие не придет ко мне никогда. 

Шли годы. И вот ошеломительная радостная весть: сын, намного раньше положенного срока, освобождается!! Я наслаждалась этой радостью, надеждой, предвкушением встречи. 

Когда я ехала за ним по ставшей за эти годы такой знакомой лесной дороге, я переживала эмоции, по силе и глубине сопоставимые, пожалуй, с чувствами счастливой роженицы, у которой вот- вот появится на свет дитя. Мне хотелось отчетливее прочувствовать эту радость, запомнить каждую ее нотку. 

За годы его заключения я привыкла к тому, что для того, чтобы увидеться, мы должны пройти через утомительно долгую и унизительную процедуру с многочасовыми стояниями в неотапливаемом тесном коридоре без возможности присесть, с грубыми до хамства сотрудниками, с тасканием многочисленных сумок, с обыском, с прохождением через множество заграждений с колючей проволокой, лающими собаками и вооруженными солдатами на вышках. И вот совсем скоро мой мальчик окажется здесь, по эту сторону жизни! И он сможет пройти, как давно уже мечтал, по городу, увидеть деревья, встретиться с друзьями, он сможет строить заново свою жизнь! 

И вот я вижу его: бледного, худого, но со счастливой улыбкой!!! Он обнимает нас, потом переодевается в машине. Мы уже едем по городу, едем домой, к праздничному столу. Я привычно прислушивалась к своим чувствам и ощущала восторг! 

Но, увы, вместе со всем этим я слышала и другую мелодию в своей душе. Это была очень знакомая и неприятная мелодия тревоги, недоверия. 

Первый день его освобождения заканчивался, когда он, немного смущаясь, спросил у меня, не обижусь ли я, если он совсем не поживет дома, а сразу уедет сначала на квартиру к другу, а вскоре на съёмную квартиру. Он хочет самостоятельности, хочет, что бы они с женой жили близко к месту учебы жены. Я сразу согласно закивала: конечно, ведь он совсем взрослый, и я не планировала навязывать ему что - либо, он имеет полное право распоряжаться своею жизнью, как считает нужным. 

И вот он уехал. А я, как и раньше, не могла, хотя и очень хотела, ему позвонить. Только теперь уже не по техническим причинам, а потому, что не хотела надоедать ему, контролировать. А он звонил так же редко, как и из тюрьмы. Только тогда наш разговор длился 15 минут по строгому тюремному регламенту, а сейчас - коротко, по делу, совсем несколько минут. «Ему некогда. Ему не до меня», - бились мысли в моем виске... 

Как сложится дальнейшая жизнь сына? Справится ли он без жесткого внешнего контроля с теми требованиями, которые предъявляет жизнь каждому взрослому человеку, с ответственностью за свои поступки, за свое здоровье? И липкий страх нарастал и укреплялся во мне. Конечно, ведь сын всегда был таким неорганизованным и ленивым, таким забывчивым и безответственным! Кроме того, у него с детства были серьезные проблемы со здоровьем. В тюрьме к ним добавились новые, не смертельные, если ими заниматься. Если... А если нет? Нужно позвонить и спросить у него, записался ли он к врачу, сходил ли на прием, выпил ли лекарство? Есть ли у него деньги? Достаточно ли их? Мы, конечно, могли бы ему помочь и деньгами и жильем! А что он ест? А бывает ли на воздухе, занимается ли спортом, как он собирался? Какое у него настроение? Как складываются у него отношения с женой? Она ведь такая сложная, часто впадающая в депрессию и уныние, такая раздражительная и далекая от Программы. Разве такая жена нужна моему дорогому мальчику?! Не впал ли он в уныние от обилия дел, от каких- нибудь неудач? Десятки, сотни вопросов роились и множились в моей голове, а радостные оттенки чувств менялись на мрачно-тревожные. 

Есть и еще один оттенок у моих мрачных размышлений. Сын все дальше отдаляется от меня. Он не любит меня? У него совсем нет потребности общаться с нами, со мной. Неужели те несколько счастливых часов долгожданной встречи остались забыты? Неужели моим радостным ожиданиям о счастливом воссоединении и регулярном общении с сыном и его женой не суждено сбыться? А ведь пока они еще живут здесь! И всего через несколько месяцев планируют перебраться в Москву. И тогда общение будет еще менее доступно! Слезы потекли сами собой… Я переживала очередную потерю в истории моей материнской судьбы. 

Но Программа и ее творческие инструменты живут во мне! Я в очередной раз помолилась и опять препоручила Богу свою со-зависимость, перед которой я бессильна, препоручила Ему течение моей жизни, наши отношения с сыном, его судьбу. И в который раз я почувствовала облегчение и покой на душе. Чудо, в виде благотворного спокойствия - этой реальной помощи Бога - в очередной раз пришло в мою жизнь. 

А вскоре и еще одна радость - долгожданный звонок сына, который сказал, что хочет приехать в гости... Жизнь продолжается, я выздоравливаю, спасибо Программе!

Нина Д.


Возврат к списку